«никогда ни о чём не жалейте». строка андрея дементьева как его завещание

Алан-э-Дейл       22.10.2022 г.

Юрий ПОЛЯКОВ: Он мог перекреститься двухпудовой гирей

Вспомнить Андрея Дементьева мы попросили известного писателя и драматурга.

— Я хорошо помню знакомство с Андреем Дмитриевичем. Это был 1973 или 1974 год. Большой зал Дома литераторов. Дементьев только перебрался из Твери в Москву, и это был его первый творческий вечер. Причем на двоих с поэтом Петром Вегиным. В то время они были примерно одной «весовой категории». Вегин был модный поэт. Он представлял экспериментально-фрондерскую линию, эдакий Вознесенский, но калибром помельче. Дементьев только пришел работать в «Юность» заместителем редактора к Борису Полевому. И вот мы, молодые поэты, отправились на их батл как на футбольный матч. Зал неистовствовал, когда Дементьев читал свои стихи. Сразу стало очевидно, что это большая народная поэзия. Его воспринимали как чистого лирика, заряженного позитивом. Он вышел победителем.

Ужасно обидно, что Андрея Дмитриевича не стало за три недели до его 90-летия, к которому мы готовились. Мы перезванивались, обсуждали, что в Твери будем делать на дементьевском празднике поэзии. 

1 июня я был у него на «Радио-1», он вел в прямом эфире передачу «Виражи времени». Мы лихо провели эфир. Но я заметил, что Андрей Дмитриевич выглядел хуже, чем обычно. Он всегда поражал своей витальной мужской неувядаемостью. Однажды мы оказались с ним то ли в Пицунде, то ли в Коктебеле. Ему было уже за 60. Он вышел на пляж, скинул халат и… Мы, сравнительно молодые прозаики и поэты в возрасте сорока лет, стыдливо посмотрели на свои животы. Перед нами стоял человек на седьмом десятке с идеальной атлетической фигурой. Он занимался по методике русских гиревиков. Мог перекреститься двухпудовой гирей — это был признак атлетической мощи. Лет до 70 у него пиджак распирало от бицепсов. Андрей Дмитриевич был настроен на столетний рубеж. Для этого были все шансы.

Его столько раз предавали, столько было в жизни трагедий, а он сумел сделать доброжелательность и незлопамятность доминантой своей личности.

Анализ стихотворения «Никогда ни о чем не жалейте вдогонку» Дементьева

В жизни каждого человека рано или поздно наступают моменты переосознания, переосмысления пройденного жизненного маршрута. Наверное, именно с помощью таких моментов рефлексии к человеку приходит мудрость. Поэты в большинстве своем не исключение, и они вдохновляются этими моментами. В поэтическом мире можно встретить немало произведений, посвященных именно осмыслению прошлого. К таким смело можно отнести и стихотворение Андрея Дементьева «Никогда ни о чем не жалейте».

Центральным героем в произведении выставляется сам автор, его стих – это послание читателю, обобщенному адресату. Уже с первых строк он обращается с напутствием «Никогда ни о чем не жалейте». С высоты своего опыта, прожитых лет, он напутствует, призывает не оглядываться на прошлое, потому что оно прошло, и без него не было бы того настоящего, что имеется сейчас. Прошлое не поддается никакому изменению, оно уже свершилось, его можно только переосмыслить и отпустить, порвав с ним «непрочную нить».

Автор призывает не жалеть о добрых поступках и свершениях, как бы они не обернулись читателю в итоге. Он высказывает свое отношение к добру и злу, к гениальности и простоте. Он учит в любом случае оставаться терпимым, прощать обиды, упреки и зло. Ведь если не зацикливаться на прошлом, то жизнь в настоящем заиграет куда более яркими и чистыми красками. Каждый человек в глазах поэта уникален по-своему, и все, что происходит в жизни каждого – не зря, потому что все находится в тесной взаимосвязи. Именно эту взаимосвязь поэт подчеркивает в своем произведении, и это является одним из главных посылов всего стихотворения.

В качестве средств выразительности автор прибегает к метафорам (скомкав грусть, озеро души), олицетворению (надежды, как птицы), использует антитезы – «поздно или рано ушли», «случилось или случиться не может». Не пренебрегает поэт и иронией («не жалейте, что вам не досталось их бед»)

Особое внимание уделяется точным смыслам, нежели средствам выразительности. Автор предпочитает говорить с читателем прямо, без витиеватых сравнений, и его метафоры понятны практически каждому

Строфы объединены анафорами, лишь третья строфа выбивается из общего анафорического ритма, подчеркивая, возможно, главный посыл поэта.

Автор использует четырехстопный анапест и обращается к читателю в дружеской беседе, что подчеркивается выбранным стихотворным размером, чередованием мужской и женской рифмы, а нужный ритм задается рифмой перекрестной. Мысль автора разворачивается от строфы к строфе, что позволяет определить жанр не только как стихотворение-послание, но и как стансы.

Андрей Дементьев «Никогда, ни о чем не жалейте вдогонку…». 1988

Watch this video on YouTube

Андрей Дементьев «Никогда, ни о чем не жалейте вдогонку…»

Андрей Дементьев — Никогда ни о чем не жалейте.

Watch this video on YouTube

Андрей Дементьев ~ все стихи здесь

Ершистый лирик

Дементьев не стал ни врачом, ни дипломатом. Он стал поэтом — тонким, остро переживающим и любовь, и разлуку, и ревность. И несправедливость. Слыша фамилию Дементьев, мы прежде всего вспоминаем его любовную лирику. Недаром же Владимир Путин, поздравляя в этом году женщин с 8 марта, выбрал строки из его стихотворения:

Покуда жив, я им молиться буду.Любовь иным восторгам предпочту.Господь явил нам женщину, как чудо,Доверив миру эту красоту.

«Я тебя рисую», «Лебединая верность», «Алёнушка» и много-много других песен — они все на его стихи. Из всех чувств именно любовь он ценил превыше всего.

«Выше любви ничего нет — так ответил он на „детский“ вопрос „АиФ“ „Что такое любовь?“. — Я каждый день благодарю Господа, что он послал мне мою супругу — мою Анечку. Потому что только благодаря ей я понял, что любовь — это родство душ, это понимание с полуслова, это вера, это поиск и это блаженство. Я бы без любви жить не мог. И никогда бы не написал всего того, что написал».

Но в последние годы всё чаще в его стихах звучали иные ноты: тревоги, боли за происходящее вокруг. «Я тут стихи написал, — говорил он. — Послушай». И читал:

«Поля травою заросли…И, утвердив свою спесивость,Ползут сквозь пашню ковыли,Где рожь когда-то колосилась.Моя любимая страна,Познав обиду и бессилье,Теперь пожизненно бедна,Как будто вовсе не Россия.

Он, лауреат Госпремии, книги которого расходились тиражами в сотни тысяч, жил очень скромно. И с негодованием замечал: «К сожалению, мы вступили в такую полосу, когда люди помешались на деньгах. Дошли до того, что сегодня зарабатывать начинают на всём — на здоровье, на смерти. Лишь бы урвать. Хотя есть в мире примеры и разумных трат. Одна из небольших арабских нефтедобывающих стран доходы от нефти распределяет между всеми своими гражданами, вкладывает их в бюджет. А мы… С экрана говорят: „Мы самая нефтедобывающая страна! Мы самая богатая газом страна! Это народное достояние!“ Да пошли вы к чёрту! Какое народное достояние?! Вы все эти деньги кладёте себе в карман! Когда это было народное достояние, когда доходы от продажи той же водки, нефти, газа, золота шли в казну, тогда обслуживание медицинское было бесплатным. И образование было бесплатным. Я же помню это хорошо. Я прожил жизнь долгую, застал и Сталина, и Хрущёва, и Брежнева. А сегодня мы должны платить за всё! Когда-то один журналист спросил меня: „Андрей Дмитриевич, если бы вы были президентом, какие бы первые шаги вы сделали?“ (Смеётся.) Так вот, я бы собрал за круглым столом всех олигархов страны и сказал бы: господин Иванов, я не спрашиваю, где вы взяли свои миллиарды, что значатся на ваших счетах, но я хочу, чтобы 5 из них вы отдали на образование. А вы, господин Петров, 3 миллиарда извольте вложить в медицину. Наши миллиардеры уже научились ощущать себя хозяевами жизни, а вот чувства социальной ответственности у них пока не появилось».

Он сам старался помогать — и молодым поэтам, устраивая вечера поэзии в своём Доме поэзии в Твери, и провинциальным музеям, живущим впроголодь, и тем, кто со своими бедами обращался к нему как к члену Общественной палаты. У него было очень большое, доброе, чуткое сердце. Которое в конце концов не справилось и остановилось.

Сын врага народа

Есть у Дементьева такие строки:

Никогда ни о чём не жалейте вдогонку,Если то, что случилось, нельзя изменить…Не жалейте своей доброты и участья,Если даже за всё вам — усмешка в ответ.Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство…Не жалейте, что вам не досталось их бед.

Это стихотворение можно считать завещанием поэта. И главным правилом его жизни. Он никогда не жалел, что что-то прошло стороной. А прошло многое. Он рос в очень музыкальной семье, где пели все и всё: и русские народные песни, и романсы, и классику. В школе его звали «наш Серёжа Лемешев» за чистый голос. Его пригласили на прослушивание в музыкальное училище. Он пришёл. Спел. Но поступать не стал — тогда уже писал стихи.

После школы хотел поступать в Военно-медицинскую академию — не взяли.

«У меня уже не хватало сил, — рассказывал „АиФ“ Андрей Дмитриевич. — Не хватало сил всё время быть голодным. Хотя мама, чтобы прокормить семью, после работы ходила по домам, подрабатывала. Не хватало сил всё время бояться, что и в наш дом придёт похоронка. А она пришла — на фронте погиб мой дядя, мамин младший брат. Не хватало сил жить с мыслью о том, что отец не воюет, а сидит в тюрьме, репрессированный. И дед погиб там же, в лагере. Отец, дед, братья отца. Все они были простые труженики… Их всех посадили и всех потом реабилитировали. Троих — посмертно. Отца, к счастью, при жизни. Но тогда меня угнетала мысль о несправедливости — я же знал, что отец не мог быть ни предателем, ни шпионом (Дмитрия Дементьева арестовали по 58-й статье как контрреволюционера, хотя он был тем, кого называют „народная интеллигенция“, — крестьянином, окончившим Тимирязевскую академию и ставшим высококлассным агрономом. — Ред.). Он был очень честный. И даже когда папа уже вернулся, я всё равно в анкетах должен был указывать, что отец у меня был репрессирован. Из-за этого во многих местах документы мне возвращали с резолюцией „отказать“. Всё это — на одну мальчишескую душу. Очень тяжело…

В какой-то момент я почувствовал, что больше не могу с этим справляться. Хотя мы, мальчишки военной поры, были значительно старше наших нынешних ровесников. Похоронки, бомбёжки, голод, необходимость выжить несмотря ни на что — всё это делало нас взрослее. Мне было тогда 14 лет. Я выбрал момент, когда бабушка ушла на рынок, положил патрон на плитку так, чтобы он пришёлся как раз на уровне сердца. Письмо написал, попросил у всех прощения. Но бабушка что-то забыла дома и вернулась. Я машинально дёрнулся, поворачиваясь на звук открывшейся двери, и пуля прошла в нескольких сантиметрах… Эта пролетевшая пуля изменила тогда во мне, в моём характере очень много. С тех пор я никогда не забывал, что мы ответственны не только перед государством или перед самими собой. Мы ответственны и за тех, кто рядом».

Композитор Михаил МУРОМОВ: Когда я спел «Яблоки на снегу», он сказал: «Это сразу десятка!»

На стихи Андрея Дементьева написано более полусотни популярных песен.

«Над землей летели лебеди», «Я тебя своей Аленушкой зову», «Расскажи мне, мама», «Я тебя рисую» — мы с удовольствием напеваем эти знакомые строчки, часто не подозревая, что автор стихов, которые давно превратились в шлягеры, — поэт Андрей Дементьев. Он с готовностью отдавал стихи композиторам и певцам, считая, что так они по-настоящему уйдут в народ. Чаще других музыку к ним писал композитор и певец Михаил Муромов.

— Это огромная утрата для литературы. А для людей — еще больше. Потому что такого светлого человека трудно встретить, — сказал «КП» Михаил Муромов. — В первую очередь он был человеком. Замечательным, широким, милым, улыбчивым, танцующим до последних лет.

— А как вы познакомились?

— Мы рядом жили. Я на Спасской снимал квартиру, а он жил в Астраханском переулке в писательском доме. Практически на улице познакомились. Он мне дал свое стихотворение «Стюардесса», а когда я сделал песню, она сразу стала популярной, причем даже без радио, потому что стала звучать во всех самолетах. И после «Стюардессы» он мне подарил свою книжку. И из этой книги у меня получилось сразу 12 песен, включая те же «Яблоки на снегу». Это стихи 1976 года. Просто я попросил их чуть-чуть переделать, а он очень легко шел на уступки композиторам. Мы вместе сели, просчитали, и песня работает до сих пор. А ей уже 31 год!

— А какие песни больше всего Андрею Дмитриевичу нравились?

— Когда я спел ему «Яблоки…» по телефону, он сказал: «Так, это десятка, даже думать не будем». Я к нему домой часто приходил — он был очень хлебосольный хозяин, улыбчивый, милый. Нам всем будет не хватать его.

Пять самых известных песен на стихи поэта:

  • «Над землей летели лебеди»
  • «Я тебя своей Аленушкой зову»
  • «Яблоки на снегу»
  • «Я тебя рисую»
  • «Каскадеры» 
Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.