Разбираемся в нарративной психологии. история, идеи, методы и отличия

Алан-э-Дейл       13.07.2022 г.

Методы работы в нарративном подходе

В качестве основных методов нарративного подхода выделяют следующие:

Экстернализация проблемы (вынесение проблемы вовне) представляет собой представление проблемы в качестве некого антагониста в рамках нарративной метафоры

При этом внимание обращается на влияние проблемы на человека и влияние человека на проблему. Человек определяет свою позицию по данной проблеме, выясняет почему она такова. 
Деконструкция — поиск оснований для идей и позиций клиента

Данный метод позволяет человеку осознать, что именно он является автором истории, а не кто-либо другой. Изучается контекст возникновения дискурсивных предписаний, отношения власти, в том числе кто влияет на них и то, кому выгодно существование подобных предписаний. 
Восстановление участия (re-membering) — к работе, реально или виртуально, привлекаются другие люди, дающие дополнительную точку зрения на человека и его историю с целью создания сообщества поддержки предпочитаемой истории. 
Работа с внешними свидетелями — человек обратившийся за помощью, рассказывает свою историю не только терапевту, но и другим людям (свидетелям), которых после рассказа спрашивают о том, какой посыл они получили, каким теперь видят образ человека, какими видят его ценности и принципы. Свидетели подробно рассказывают, почему их привлекли те или иные слова, какой их личный опыт откликается, какие знания они приобрели за счет этой истории. Этот приём входит в церемонию признания самоопределения человека. 

4 метода работы в нарративном подходе

Чтобы усвоение было максимальным – от себя советую для каждого сразу придумать вымышленный пример, а так к делу – есть четыре главных метода нарративного подхода:

  1. Экстернализация. По-другому — вынесение проблемы вовне. В данном случае проблемный опыт выносится за рамки личности и представляется как отдельный элемент, не связанный со внутренними качествами. Клиент прослеживает, как проблема влияет на него — и как он влияет на нее сам.
  2. Деконструкция. Помогает человеку понять, что только он является автором своей истории. Рассматривается то, какая властная сила влияет на мнение человека о том, что нарратив клиента исходит из постороннего источника.
  3. Восстановление участия. Сторонние люди дают свою точку зрения на клиента и рассказанную им историю. Таким образом создается поддержка предпочитаемой альтернативной истории.
  4. Работа с внешними свидетелями. Клиент повествует историю сторонним свидетелям и узнает, какой они видят в услышанном посыл, как изменился для них образ человека с его принципами и ценностями. Также люди отмечают, в каких местах рассказанное перекликается с их опытом, что они нового узнали или осознали.

История

Психологи заинтересовались историями и повседневными описаниями жизни в 1970-х годах. Термин нарративная психология был введён Теодором Р. Сарбином в его книге 1986 года «Нарративная психология: легендарная природа человеческого поведения», в которой он утверждал, что человеческое поведение лучше всего объясняется с помощью историй и что это объяснение должно быть сделано с помощью качественных исследований. Сарбин утверждал, что «нарратив» — это корневая метафора психологии, которая должна заменить механистические и органические метафоры, сформировавшие так много теорий и исследований в этой дисциплине за последнее столетие.

Джером Брунер исследовал «нарративный вид знания» в своей книге 1986 года «Актуальные умы, возможные миры». Брунер проводил различие между «парадигматической» и «нарративной» формами мышления, предполагая, что обе они фундаментальны, но не сводимы друг к другу. Нарративный подход был также поддержан Дэном П. Макадамсом, который выдвинул модель истории жизни идентичности для описания трех уровней личности, что привело к исследованию того, как повествуются значительные жизненные переходы и как «личность и культура объединяются в повествовании».

Нарративные психологические подходы стали влиятельными в исследованиях идентичности, поскольку анализ жизненных историй позволяет исследовать «единство и согласованность» личности. В последнее время нарративная психология стремится использовать количественные исследования для изучения коммуникации и идентичности, изучая нарративы для получения эмпирических данных о человеческом социальном познании и адаптации.

С чем работает нарративный подход в психологии?

Большая часть проблем, даже «неизлечимых» можно решить с помощью нарративного подхода:

— Семейные: отношение в паре, между супругами и их детьми, родственниками.

— Внутриличностные: нарушение самооценки, низкой эффективности, наличие стыда, обид, отсутствие смысла жизни.

— Организационные: создание хороших отношений в сообществах и организациях, обучение избегать конфликты.

— Социальные: работа с несоблюдением и притеснением прав человека, с насилием, с пострадавшими в автокатастрофах и стихийных бедствиях, поддержка родных и близких пострадавших. Также нарративная терапия оказывается людям со смертельными заболеваниями. И результаты потрясают! Люди обретают внутреннюю свободу, даже если сама болезнь не исчезает. Они учатся с ней не выживать, а жить!

Новый подход не имеет противопоказаний и ограничений. К специалистам могут обращаться люди разных возрастных категорий и конфессий, с разными профессиями и взглядами на жизнь. От подростка до пожилого. Каждый найдет решение своих проблем. Каждый из них увидит свет в конце туннеля. И уже проблемы с выбором профессии, первой любви, неуспеваемости, взаимоотношений с родителями и друзьями, страх жизни или смерти не будут проблемами.

Нарративный подход. Практическая часть

Практика в нарративной терапии местами забавная, смешная, комичная, местами очень веселая и легкая, именно поэтому проблемы клиента растворяются, лопаются ка мыльные пузыри.

Так каким же образом происходит решение сложных жизненых ситуаций? Как события переписываются? И откуда берет начало новая история? Вот пример из практики нарративного подхода.

На консультацию к нарративному терапевту пришла мама с шестилетним мальчиком. Мама жаловалась, что ребенок не хочет оставаться дома один. Она воспринимала это, как каприз, проявление своего эго. По ее словам, малыш требует слишком большого внимания к себе. По причине боязни остаться без мамы с папой, ребенок не общался не только с другими взрослыми, но даже со сверстниками.

Мама и ранее обращалась к психологам, но все в один голос утверждали, что у ребенка недостаток внимания и неумение сдерживать свои эмоции. Своими диагнозами специалисты помочь не могли.

В надежде хоть на малейшую помощь, мама обратилась к нарративному практику.

Специалист начал разговор с малышом. Он задавал простые вопросы, отделяя ребенка и его эмоции: « Похоже Нетерпение и Истерика берут верх над тобой. Тебе тяжело справиться с Ними. Особенно когда все идет не так как тебе хочется». Терапевт понимает, что эмоции доставляют дискомфорт мальчику, потому что родители недовольны им. Он не дает свою оценку и в особенности не ставит диагноз, а располагает к себе. Далее терапевт задает вопрос о том, хочет ли малыш справиться с этой ситуацией. И мальчик сказал «да». Малыш понимает, что если он научиться играть один без мамы с папой, то сможет играть с другими детьми. Мальчик даже вспомнил, что были моменты, когда он оставался в комнате один после прочтения мамой сказки на ночь, и ему становилось очень страшно, но он храбрился, убеждал себя что все хорошо. И ему удавалось заснуть.

Как же переписываются истории? Какие вопросы помогают взглянуть на ситуации по-другому?

Нарративный практик уточняет, что происходит сейчас и что человек выберет делать после. Самое первое рассматривается действие. Затем намерения, цели, ценности и добирается до важных принципов, из которых строится собственно жизнь. Задаются вопросы относительно новых убеждений: на что клиент надеется, что собирается делать в дальнейшем, какие убеждения были раньше и что изменилось.

Вопросы, которые задает нарративный практик:

— выясняется ОТНОШЕНИЕ человека к проблеме: Как тебе это?

— находится ОБОСНОВАНИЕ недовольства: Почему ты так к этому относишься?

— сам человек находит РЕШЕНИЕ проблемы: Как бы ты хотел реагировать?

— поддерживает клиента, вселяет уверенность, что его НАВЫКИ И УМЕНИЯ достаточны, чтобы справиться с проблемой: Какие твои навыки и умения могут тебе в этом помочь?

Создание мира должно быть интерактивным

Проработав тему и персонажей, нужно сосредоточиться на мире, в котором всё будет происходить. В некоторых случаях эта задача может лечь на плечи коллег — а вы больше сосредоточитесь на персонажах и сюжете. Тем не менее, об этом нужно поговорить.

Говоря об интерактивном построении мира, я имею в виду, что все элементы мира должны быть взаимосвязаны: в лесу должна быть жизнь, в воде, даже в огне и в горах. У второстепенных персонажей должны быть определенные роли и собственная жизнь, которые показывают, что они — отдельно от мира, созданного для меня, но и не просто где-то в мире, о котором мне рассказывает кто-то другой. Часть истории мира должны рассказывать персонажи, с которыми читатель, игрок или зритель проведет не так уж много времени: о чем хочет поговорить этот фермер, что местный ученый думает об окружающем мире, что он может рассказать об истории этого мира?

Знаете, как работает детское воображение? Помните ощущение, будто вы перенеслись в другой мир, хотя при этом сидите на том же диване, в той же комнате? Я не хочу наблюдать за другим миром, когда читаю книгу, смотрю фильм или играю — я хочу по-настоящему увлечься тем, что происходит, хочу, чтобы меня поглотило целиком, — я хочу стать ребенком, который перенесся в этот мир, а не взрослым. В мире должны быть различные уровни, и все они должны рассказывать одну и ту же историю и воплощать ее, иначе я вернусь в реальность. Поэтому относитесь к своему миру бережно.

Огромную роль в построении мира играют время, эпоха и архитектура, поскольку они могут разительно отличаться: научно-фантастический мир выглядит совсем не так, как фэнтези. Но каким бы путем вы ни пошли, сделайте мир интерактивным.

Сделайте мир живым

Какую информацию публиковать в нарративе

Поначалу такой формат записей может показаться неудобным. Много информации на небольшой слайд не вместится. Однако есть много вариантов контента, который любят пользователи и который можно оформить в виде нарратива:

  1. Рецепты, мастер-классы и другие простые пошаговые инструкции.
  2. Подборки книг, фильмов, интересных фактов.
  3. Краткое содержание, тезисы из статьи, видеоролика, книги, встречи.
  4. Интересные, забавные или смешные картинки, если тематика канала допускает такой формат.
  5. Анонсы предстоящих событий.
  6. Главные новости дня или недели.
  7. Понятия и определения, которые можно раскрыть в 5 – 10 тезисах.
  8. Ответы на вопросы “как” и “где”, например, “как выбрать хорошие наушники”, “где отдохнуть в январе”.

Если ничего не приходит в голову, можно просто взять и красиво оформить короткие выдержки из самых популярных статей на вашем канале. Многие читатели оценят такой формат.

Выберите ближайший к вам город

МоскваСанкт-Петербург
Аахен
Абакан
Абан
Авимор
Алма-Ата
Алматы
Алушта
Амстердам
Анапа
Анталия
Апшеронск
Армавир
Архангельск
Астана
Астрахань
Афины
Баку
Балаково
Балашиха
Балашов
Бангкок
Барановичи
Барнаул
Барселона
Белгород
Беломбр
Бердск
Бийск
Благовещенск
Благовещенск (Амурская обл.)
Борисоглебск
Братск
Брно
Брянск
Будапешт
Буденновск
Бургас
Буштына
Варна
Вена
Видное
Витебск
Владивосток
Владикавказ
Владимир
Волгоград
Волгодонск
Волжский
Вологда
Волчиха
Воронеж
Воскресенск
Воткинск
Георгиевск
Гомель
Горячий Ключ
Денвер
Джексонвилль
Динская
Дмитров
Днепропетровск
Долгопрудный
Домодедово
Донецк
Дорогобуж
Дрезден
Екатеринбург
Ессентуки
Железногорск
Железнодорожный
Житомир
Жуковский
Запорожье
Звенигородка
Зеленоград
Зимовники
Иваново
Иерусалим
Ижевск
Иркутск
Йошкар-Ола
Казань
Калач-на-Дону
Калининград
Калуга
Каменск-Уральский
Кандалакша
Кемерово
Керчь
Киев
Кинешма
Киров
Кировоград
Кишинев
Климовск
Ковров
Коломна
Комсомольск-на-Амуре
Королев
Костанай
Котка
Красноармейск
Красногорск
Краснодар
Красноярск
Кременчуг
Кривой Рог
Кузнецк
Курган
Курск
Лазаревское
Ленинск-Кузнецкий
Лесной
Лиман
Липецк
Лисичанск
Лиски
Лобня
Лондон
Луганск
Луцк
Львов
Люберцы
Магнитогорск
Манчестер
Марганец
Марокко
Марсель
Махачкала
Мегион
Мелитополь
Мензелинск
Миасс
Минеральные Воды
Минск
Минусинск
Могилев
Можайск
Москва
Мурманск
Мценск
Мытищи
Набережные Челны
Назарово
Нальчик
Нахабино
Находка
Не указано
Нефтеюганск
Нижневартовск
Нижнекамск
Нижний Новгород
Николаев
Ницца
Новокузнецк
Новороссийск
Новосибирск
Новоузенск
Новочеркасск
Новошахтинск
Ногинск
Нью-Йорк
Обнинск
Одесса
Одинцово
Омск
Орел
Оренбург
Орехово-Зуево
Павлоград
Париж
Пенза
Пермь
Петрозаводск
Подольск
Полоцк
Прага
Протвино
Псков
Пушкин
Пушкино
Пятигорск
Раменское
Ревда
Реутов
Рига
Ростов-на-Дону
Рыбинск
Рязань
Салават
Сальск
Самара
Сан-Матео
Санкт-Петербург
Саранск
Саратов
Сватово
Севастополь
Северодвинск
Семипалатинск
Сергиев Посад
Серпухов
Симферополь
Смела
Смоленск
Солигорск
Сосновый Бор
Сочи
Ставрополь
Старый Оскол
Стерлитамак
Ступино
Сумы
Сыктывкар
Тамбов
Ташкент
Тбилиси
Тверь
Тель-Авив
Тимашевск
Тирасполь
Тихвин
Тихорецк
Тольятти
Томск
Торонто
Туапсе
Туймазы
Тула
Тюмень
Ужгород
Улан-Удэ
Ульяновск
Усолье-Сибирское
Уссурийск
Усть-Кут
Уфа
Ухта
Франкфурт-на-Майне
Фролово
Хабаровск
Хайфа
Харьков
Хельсинки
Херсон
Химки
Хмельницкий
Цюрих
Чара
Чебоксары
Челябинск
Череповец
Чита
Шахты
Шымкент
Щелково
Электросталь
Энгельс
Ялта
ЯНАО Правохеттинский
Ярославль
Ярцево
Ясиноватая

Суть подхода

Начало нарративной практике положила совместная увлеченная работа австралийского психолога Майкла Уайта и новозеландца Дэвида Эпстона. Почему новое направление назвали именно так? Дело в том, что с латинского «нарративный» (narratio, narratus) переводится как рассказ, повествование. А в основе этого подхода как раз лежит история, с помощью которой человек осмысляет свой жизненный опыт. Вы замечали, что когда с кем-то беседуете, то рассказываете какую-нибудь историю о том, что с вами случилось, некий случай, пережитый опыт. Например, как вы встретили своего будущего мужа/жену, как закончили школу или поступили в университет, как появились дети или внуки… и таких историй очень много — у каждого она своя и даже всегда разная, в зависимости от того, кому вы ее в данный момент говорите. Но именно с помощью повествований человек всегда рассказывает о себе.

Определимся с терминологией. В нарративной практике история понимается как последовательность событий во времени, связанных единой темой и сюжетом. В связи с этим новый подход в психологии тесно связан с литературой, искусством, культурой и, по сути, берет от туда корни. Само понятие истории взято из литературы великим американским психологом и педагогом Джеромом Брунером. Он писал: «Мы организуем наш опыт и память в основном в форме нарративов — историй, мифов… (1991). Нарратив не просто отображает и имитирует жизнь, он ее конструирует» (Live as Narrative, 1987 г.). Его же слова: «Жизнь, вероятно, самое большое произведение искусства, которое мы творим». Как раз из его идей Майкл Уайт и взял мысль о том, что мы наш опыт образно осмысляем, организуем, передаем другим людям и озвучиваем в виде историй. Сам Брунер позаимствовал это из теории литературы, из литературных представлений об историях. А нарративные практики теперь достаточно успешно и эффективно используют такой опыт в своей практике.

Любые события в вашей жизни (и маленькие, и большие) складываются в определенную последовательность. Во всех последовательностях прослеживается тема, которая связана с вами. Есть истории, где вы смелые и где осторожные, где умные и где чувствуете себя глупцами или не достаточно осведомленными людьми… Их очень много! И при этом вы воспринимаете себя одним определенным образом.

Когда к нарративному практику приходит пациент, то он, как правило, рассказывает какую-то проблемную историю. С одной стороны наш психолог слушает повествование человека, а с другой — пытается найти в нем что-то, что в эту проблемную историю совсем не вписывается, что-то позитивное. Это «что-то» нарративный практик начинает прорабатывать и развивать, но уже в новую историю.

Суть нового подхода можно описать всего в трех пунктах:

  1. Отделение жизни человека от его проблем.
  2. Вызов тем «проблемным» историям жизни, которые люди воспринимают как доминирующие, подчиняющие.
  3. Переписывание истории в соответствии с альтернативными, предпочитаемыми человеком способами жизни.

Люди — это люди. Проблемы — это проблемы. Основная идея нарративной практики в том, что все люди в порядке

Просто к человеку время от времени приходит какая-то проблема извне и нарушает что-то очень важное для него: ценности, цели, надежды

Нарративные практики считают, что проблемы — это НЕ внутренне присущие человеку качества

Вот здесь и кроется самое важное отличие нашего подхода от других, принятых в консультировании и психотерапии (например от тех, что описаны в статье 10 популярных направлений в психологии). Там предполагается, что у человека есть определенные личностные качества, которые его предопределяют

Например, индивид видит себя ленивым, неорганизованным, проживающим какую-то бессмысленную жизнь. Нарративные практики считают, что это не слишком полезно. Когда человеку предлагают поработать с тем, что он ленивый, ему приходится смотреть внутрь себя. Это очень неудобно, потому что с собой таким сложно что-то делать, проще смириться — ну я вот такой и ничего не поделаешь. С самим собой любимым очень некомфортно бороться, для этого нужно признать себя плохим.

Нарративный подход предлагает по-другому смотреть на проблему. Это называется экстернализацией — способом, когда воспринимают человека отдельно от его проблем. Нарративный практик дает чувствовать собеседнику, что все в порядке, что с ним все хорошо, что вот эта проблема существует отдельно и, когда она приходит, на нее можно повлиять.

Нарративный практик — это человек, который не рассказывает истории, а слушает их и задает вопросы. Он — не эксперт в жизни другого, он эксперт в задавании вопросов. Потому что у человека у самого есть правильное решение своих проблем, а не у нарративного или какого-либо другого практика.

Чем занимается нарративный психолог

В первую очередь — внимательно слушает истории клиентов. Не перебивая, не пытаясь передать свои ценности, а мягко направляя к нужную сторону. Чтобы человек отдалялся от проблемы, психолог ведет с ним диалог на экстернализующем языке. Трудность представляется не в связке с местоимением «я» («Я безответственный»), а как отдельный элемент («Есть проблема – безответственность»). Нарративный психолог не занимается распутыванием клубка проблемы, а наводящими вопросами подводит человека к пониманию и самостоятельному решению сложившихся трудностей.

Практик должен подобрать правильную стратегию ведения беседы с клиентом. Это не всегда удается с первого раза, но с более глубоким анализом рассказа человека постепенно экстернализующий подход калибруется и помогает двигаться в верном направлении. Проблема с установлением контакта возникает из-за того, что клиент и сам не совсем верно понимает смысл проблемы или рассматривает ее недостаточно широко.

Клиент сам выбирает себе новую историю. Практик не вмешивается в этот процесс напрямую и не знает правильного выхода. Важная особенность такой терапии — дать человеку создать новый путь самостоятельно, с учетом знаний сильных и слабых сторон, пользуясь имеющимися умениями и навыками. Для нарративного психолога клиент (этот термин во взаимодействии практика и обратившегося за помощью даже не употребляется) — это человек с проблемой, а не проблемный человек. Отсюда исходит быстрое установление доверительных отношений.

Суть нарративной практики сводится к трем основным моментам: отделить жизнь от проблем; изменить взгляд человека на доминантное положение проблемы в своем нарративе; переписать историю на другую, в зависимости от желаний клиента.

Временные сдвиги: флешбэки и флешфорварды

Часто в нарративе происходят временные сдвиги, то есть повествование переключается с рассказа о событиях, происходящих в настоящем времени, к событиям, которые уже случились в прошлом или должны произойти в будущем. О событиях из прошлого рассказывают так называемые флешбеки, а о событиях из будущего — флешфорварды (например, флешфорвардами могут быть пророчества или видения кого-то из персонажей). Флешбеки и флешфорварды так же могут быть как встроенными, так и прерывающими.

Встроенные флешбэки — это чаще всего рассказы нарратора историй из прошлого, поэтому довольно часто они оказываются в контексте диалога персонажей, происходящего в настоящий момент повествования. Здесь работает схема, представленная на рис. 1.

Прерывающие флешбэки прерывают или смещают изначальный нарратив, то есть в этом случае прерывают нарратив о настоящем времени: та же схема, что и на рис. 2. Изначальный нарратив (о настоящем времени) заканчивается и начинается рассказом истории из прошлого, то есть этот сюжетболее самостоятелен, чем опосредованный рассказ нарратора во встроенном флешбеке. Частая особенность прерывающего флешбека: повествовательизначального нарратива в настоящем времени и повествовательфлешбека — не один и тот же (но в некоторых случаях нарратор может совпадать). Формально мы можем это заметить при переходе от первого лица на безличные предложения, или наоборот.

То же самое применимо к флешфорвардам. Флешфорвард также может быть представлен в диалоге в виде разговора о гипотетическом будущем или видении, которое пришло к одному из персонажей, но, скорее всего, флешфорвард будет представлен в виде прерывающего нарратива о событиях, которые произойдут в будущем.

Истории, которые создают люди

Нарратив – это связный рассказ, содержащий факты и события. В рассказе, реальном или воображаемом, живут персонажи, которые включаются автором в сюжет. Связь элементов нарратива определяется его смыслом, о котором можно судить, только осмыслив финал повествования.

Говоря проще, все элементы нарратива используются рассказчиком, чтобы подвести историю к концу, поэтому именно финал вызывает к существованию эти элементы. Этот факт говорит о том, что человек до повествования знает цель и смысл своей истории. Действительно, если бы человек не знал смысла истории, он бы не смог выбрать, что существенно для его рассказа, а что можно опустить.

Ключевые элементы и характеристики нарратива:

  • персонажи и действия истории могут быть выдуманными;
  • элементы нарратива объединены причинно-следственной связью;
  • в основе лежит цельный сюжет;
  • в нарративе должна присутствовать точка зрения автора, которая часто является «моралью рассказа».

Историки стали первыми использовать понятие нарратив. Под ним изначально понимали «интерпретацию некоторого аспекта мира с определенной позиции» в конкретном социально-культурном контексте. Но суть нарратива – сюжет – очень долго и скрупулезно изучалась филологами.

Понятие нарратива оказалось востребовано во многих областях науки и приносит пользу даже маркетингу.

Нарратив – что это такое?

Существует несколько версий о происхождении термина, точнее, несколько источников, из которых он мог появиться.

Согласно одной из них, наименование «нарратив» берёт начало от слов narrare и gnarus, которые в переводе с латинского языка означают «знающий о чём-либо» и «эксперт». В английском языке также есть похожее по смыслу и звучанию слово narrative — «рассказ», которое не менее полно отражает суть нарративной концепции. Сегодня нарративные источники можно обнаружить практически во всех научных отраслях: психологии, социологии, филологии, философии и даже психиатрии. Но для изучения таких понятий, как нарративность, наррация, нарративные техники, и прочих существует отдельное самостоятельное направление – нарратология. Итак, стоит разобраться, сам нарратив – что это такое и каковы его функции?

Оба этимологических источника, предложенные выше, несут в себе единый смысл – донесение знания, рассказ. То есть, говоря проще, нарратив – это некое повествование о чём-либо. Однако не стоит путать это понятие с простым рассказом. У нарративного повествования есть индивидуальные характеристики и особенности, которые и привели к возникновению самостоятельного термина.

Основы метода нарративного анализа и его особенности

Нарративное исследование не является исключительным подходом, скорее, оно относится к ряду способов изучения роли нарратива в понимании идентичности и социальной жизни. Нарративные подходы признают, что истории, которые люди рассказывают, значительны, они заслуживают пристального изучения как с точки зрения того, как они сигнализируют о важных событиях в жизни людей, так и с точки зрения того, как они отражают и укрепляют их социальную идентичность.
Нарративный анализ связан с историями в целом, а не с разделением их на темы или абстрагированием их в дискурсы. Поскольку люди осмысляют свои переживания через повествование историй, именно этот рассказ о переживаниях является фокусом анализа в рамках нарративного подхода.

Цель нарративного подхода состоит в том, чтобы сделать видимым то, что уже сформировали сознание и идентичность. В нарративной теории существует множество различий между историей и нарративом. Нарративы — это всеобъемлющие структуры и понимания, которые влияют на то, как и почему рассказываются эти истории. Именно этим занимается нарративная психология: «структурой, содержанием и функциями историй, которые мы рассказываем друг другу в социальном взаимодействии».

Не существует единого установленного подхода к нарративному анализу. Авторы различным образом анализировали нарративы, и идеи, которые они предлагают, могут по-разному использоваться для анализа данных. Различные подходы к нарративному анализу были сосредоточены на различных способах получения аналитической дистанции

Кэтрин Риессман описывает различные подходы, которые выявляют тематическое сходство в рассказываемых историях, уделяют внимание структурным особенностям историй или рассматривают истории как взаимодействующие друг с другом личности. Вместо того чтобы концентрироваться на одном из этих аспектов, Мюррэй и другие исследователи нарративов предлагают посмотреть на разные уровни, на которых параллельно рассказываются истории, как на способ интерпретации историй, предоставляемых субъектами

История функционирует на нескольких пересекающихся уровнях одновременно. Выделяя эти уровни, аналитики могут лучше понять, как личные истории располагаются в рамках более широких повествовательных структур, доступных в обществе. Мюррей описывает четыре уровня нарративов: личный, межличностный, позиционный и идеологический. Эти уровни не разделены, и на практике начинающим исследователям может быть трудно провести различие между межличностными и позиционными уровнями, а также понять, как это отражает идеологические нарративы. Также существует упрощенная структура из трех уровней: личностные истории, межличностное совместное создание рассказов и социальные нарративы. Эта структура обеспечивает основу для размышлений о каждом уровне по очереди. Нарративные исследователи обычно интересуются тем, как отдельные уровни работают во взаимосвязи друг с другом, а также как это способствует более широкому нарративному анализу набора данных. Используя отработанные примеры для иллюстрации анализа каждого из этих уровней, люди стремятся сделать выбор, лежащий в основе нарративного анализа, и показать интерактивную и конструктивную природу анализа.

Выводы:

Сложности данной работы в осуществлении Деконструкции, поскольку Идеи, поддерживающие проблемную историю Маши  укоренились в социуме, а не только в ее голове. Влияние стереотипов столь сильно, и поддерживается не только широким социальным контекстом, но и ближайшим окружением Маши, которое тоже восприняло все это из социального контекста. Социальные контексты, поддерживающие Машины проблемы, чрезвычайно сильны. Поэтому, чтобы изменить отношения с проблемой в нарративном подходе используют метод Деконструкции, который делает доступным  для обсуждения,  эти скрытые, само собой разумеющиеся влияния на уровне каких-то истин, стереотипов, распространенных практик.

Нарративный подход, говорит, что если мы не будем обсуждать социальные влияния, или не получается их обсуждать, так как они очень сильные, то, даже, Проблема, благодаря, хорошей экстернализации, так разрыхлившись, уйдя во многом, все равно будет «цепляться» какими-то  остатками. Потому что каждый раз, когда Маша включает телевизор или выходит в мир, то ей нужны специальные усилия, чтобы противостоять тем социальным контекстам, в которых Проблема живет.

Идеи названы, обращено внимание на их противоречивость. К исследованию Альтернативных идей мы только подходим, ввиду того, что доступ к ним в нашем социуме чрезвычайно перекрыт

Идеи «мужик на Руси перевелся — хватай что лежит», написано «крупным планом», а про то, что есть другие варианты — мелким, надо разглядеть, да  еще и осмелеть, чтобы как-то ими воспользоваться, в своей жизни. На все это нужны специальные усилия.

Случай продолжается.

Послесловие: Примерно в одно время с написанием данной статьи в жизни Маши произошли важные перемены. Ее молодой человек сделал Маше предложение «руки и сердца». Сейчас они готовятся к свадьбе. Маша в этот радостный период была «атакована» Проблемой и ее союзниками: Страхом отвержения и  Торопливостью — захотела сыграть свадьбу в течение месяца «вдруг он передумает»; Тревогой,  Волнением, Напряжением, и др. Маша успешно и практически самостоятельно справлялась с Проблемой, используя уже апробированные тактики и стратегии совладания с ней. Маша столкнулась с тотальным сопротивлением расширенной семьи.

Метод Деконструкции помог ей увидеть, как в ее семейном и социальном контекстах «прорастали» и автоматически передались ей вышеперечисленные идеи, поддерживающие Проблемную историю. Маша, отделилась от них настолько, что смогла увидеть их эмоциональное влияние на свою жизнь, поняла, что действительно ей подходит, а что принято автоматически, неосознанно, и после этого сделала выборы на основе своих ценностей и предпочтений, какие идеи могут стать «фундаментом» ее семейной идентичности, а с какими она желает расстаться.

Альтернативная история ее будущего строится на основании ее выбора, и Маша рассматривает разные варианты. Главный результат работы Маши на сегодня, то, что она сама сказала, что ощутила, что можно «Заботиться о себе» и строить свою жизнь на основе сознательных, а не автоматических выборов.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.