Эпилептоидный психотип

Алан-э-Дейл       15.06.2022 г.

Категоричность

Эпилептоид категоричен, безапелляционен в суждениях, даже не касающихся оценки тех или иных личностей. Усвоенное со школьной скамьи для него непреложная истина, и тот, кто его истину не понимает, тот должен понять.

В особенности сильно это проявляется, когда мнение эпи-лептоида «подтверждено» в книгах, и чем более фундаментальны эти книги, тем более он настойчив.

Эпилептоид, как и паранойяльный, назидателен, любит поучать. Для него характерна родительская позиция по отношению ко всем, даже к старшим, а тем более к младшим и в первую очередь к своим детям, даже повзрослевшим. Нередко можно увидеть на улице эпилептоида, разбирающего конфликты чужих детей. Он из тех, кто следует призыву «не проходите мимо».

Если сравнивать эпилептоидов с паранойяльными, отметим, что они все же более терпимо, чем паранойяльные, относятся к чужому мнению, более сдержанны в его отрицании, даже если не согласны с ним. Но эпилептоиды чаще, чем паранойяльные, согласны с мнением большинства. Они и составляют это большинство.

О совместимости с другими характерами

Истероид и эпилептоид не совсем совместимы. Их союз возможен только в том случае, если партнеры научатся уступать друг друга и будут вызывать доверие. Оптимальный вариант – женщина с истероидным типом характера и мужчина эпилептоид. В данном случае «роли» в союзе будут распределены предельно корректно. Женщина будет заниматься привычными делами, радуясь тому, как мужчина отстаивает ее интересы и защищает в любой ситуации.

С параноидальным типом личности у эпилептоида могут сложиться хорошие деловые отношения, а в некоторых ситуациях даже крепкая дружба. Один партнер любит руководить и демонстрировать позицию безусловного лидера, другой партнер склонен верно и предано служить своему начальнику и предводителю. Подобный тандем можно часто встретить в современных госструктурах.

Идеальные партнеры для создания идеальной семьи – психастеники и эмотивы. Это традиционные союзы, где мужчина будет всегда главой семьи, а женщина будет ему подчиняться. Единственная проблема – эпилептоид, злоупотребляя своим статусом, может оказывать ощутимый прессинг на свою супругу, иногда подавляя ее личностные аспекты.

На крах обречены отношения с гипертимом. У этих двух личностей слишком разные отношения на жизнь, ценности, ими движут совершенно разные приоритеты, кардинально разнится жизненная философия. Аналогично обстоят дела и в союзе двоих эпилептоидов. Однако эти люди могут ужиться вместе, при условии, что смогут научиться уступать друг другу.

Главная черта

Его главная черта — склонность к теоретизированию. Это человек-формула, человек-схема. Это мыслительный тип. У него мысль превалирует над действием и над образом. Его мышление преимущественно не наглядно-действенное, не наглядно-образное, а понятийно-теоретическое. Ему легче даются математика-физика, чем литература-история. Он решит головоломку, но не сможет пройти по доске, положенной даже только на пол, а не то что на два стула. Он хорошо разберется в теории стихосложения, но прочитает тускло даже яркое стихотворение. О таких людях говорят, что они «ученые сухари». От жизни они далеки.

Это кузен Бенедикт из «Пятнадцатилетнего капитана», который хорошо знает, что муха цеце, по мнению его коллег, водится только в Африке, и делает заключение, что они не правы — «раз мы в Америке, то муха цеце встречается и здесь». В то время как непросвещенный, но здравомыслящий негр Геркулес по другим, более бытовым, деталям быстро понял, что это не «Аумерика», это «Ауфрика!».

Совместимость с другими темпераментами

Эпилептоидный тип с истероидом смогут общаться, если смогут доверять друг другу и найдут правильный подход. Если эпилептоидный тип будет принадлежать мужчине, партнёры смогут найти общий язык быстрее, нежели наоборот. Женщина выстраивает модель поведения, при которой становится манипулятором, но мужчина этого не замечает, чувствуя себя хозяином в доме.

Отношения с параноиками могут сложиться благополучно в том случае, если работа и карьерный рост эпилептоида находятся в прямой зависимости от параноидального типа личности. Эпилептоиды преклоняются перед лидерами и гениями. Особенно в тех случаях, когда это касается финансово-материальной системы и государственных структур. Люди творчества не вызывают личного интереса, а в некоторых случаях становятся поводом для критики и насмешливого обсуждения.

Удачный союз психологи прогнозируют с эмотивом или психастеником. Эти отношения будут построены на традициях, в которых муж займёт главенствующее место в семье, а жена обеспечит желанный покой и идеальный порядок в доме. Проблему может создать обстоятельство притеснения второй половинки, если супруга позволит обращаться с собой недостойным образом.

Кардинально разные взгляды на жизненные обстоятельства отмечаются между эпилептоидом и гипертимом. А отношения двух эпилептоидов возможны в том случае, если оба партнёра научаться идти на компромисс и снисходительно относиться к особенностям характера друг друга.

Для гармоничного общения в обществе вспыльчивым людям приходится придерживаться определённых правил, иначе общение с окружающими становится невозможным.

Преимущества клиники

Клиника «Энергия здоровья» работает, чтобы сделать качественную медицинскую помощь доступной каждому. Наши преимущества — это:

  • врачи различных специальностей, регулярно совершенствующие знания и навыки;
  • современное диагностическое оборудование;
  • весь спектр лабораторных исследований;
  • комплексные программы проверки здоровья;
  • индивидуальный подход к подбору терапии;
  • собственный дневной стационар;
  • доступные цены на все услуги.

Эпилепсия – это заболевание, вынуждающее человека жить в постоянном страхе перед новым приступом. Возьмите недуг под контроль, запишитесь в «Энергию здоровья».

Ненадежен

Гипертим забывает отдавать долги. Но если напомнить, то переодолжит и с бурным раскаянием отдаст, но останется должен другому человеку.

Гипертим наобещает всего и не сделает. Наобещает искренне, думая, что выполнит, но потом увлекается чем-то и забывает об обещаниях и обязательствах. Если ему напомнить, тем более потребовать (ведь обещал же!), то он спохватывается, оправдывается, признавая, что, мол, свинья я, но сейчас вот постараюсь перестать ею быть — и начинает суетливо выполнять обещанное. Но не стоит на это очень надеяться и делать на него ставку.

Мы нарисовали портрет разгильдяя. Так оно и есть, И все же сравнение может быть и в его пользу. Эпилептоид надежен, но жесткий. Паранойяльный просто вероломен. А гипертим просто ненадежен… Можно сказать даже, что и вероломен, но не как паранойяльный. Гипертим пренебрегает своими обещаниями не ради выгоды, как паранойяльный, он именно забывает о своих обязательствах, постоянно вертясь по жизни как белка в колесе.

Гипертим удерживает программу хуже, чем паранойяльный, чем эпилептоид и даже чем истероид. Ему надо постоянно напоминать о дисциплине. Но не следует его упрекать. Это будет только раздражать его, хотя и не очень. Он скорее отшутится: «Ты мне много раз говорил, а я много раз тебя слушал».

Гипертим чрезмерно болтлив.

Ему не терпится поделиться новостью, и он не делает тайн ни из своей жизни, ни из чужой случайно узнанной или доверенной ему информации. Ему все равно, что о нем говорят, все равно, что будут знать о других третьи лица, так что не стоит доверять ему важные тайны.

А раз доверили — не стоит на него обижаться. Он передаст секреты совсем не из стремления напакостить, а потому что просто не может держать их в себе. Вот истероид это делает оттого, что хочет блеснуть перед кем-то знанием вашей тайны или унизить вас перед другим человеком.

И особой благодарности от гипертима не ждите. Он не помнит о своих услугах кому-то, но и не слишком помнит услуг в свой адрес. Хотя если ему напоминают, то вспомнит, засуетится, но может и сказать психозащитное «подумаешь…».

Вообще психозащитные механизмы у гипертимов просты: забыл, и все тут, не очень-то и хотелось, — и сразу успокоился.

Сделав что-то приятное одному человеку, он тут же переключается и увлекается другим человеком, другим делом. Этим гипертимы раздражают людей. Им нельзя доверяться надолго.

Но при такой вот ненадежности (забывает об обещаниях и обязательствах) гипертим энергетичен и добр, поможет быстрее, чем щепетильный психастеноид. И, в отличие от меркантильного эпилептоида и бездушного паранойяльного, он все же хороший товарищ.

Причины

Работа головного мозга – это сложнейший процесс, требующий постоянного взаимодействия множества структур. Сбой на любом уровне может вызвать формирование эпилептогенного очага. Среди наиболее частых причин эпилепсии у взрослых и детей выделяют:

  • наследственность;
  • черепно-мозговые травмы;
  • острые или хронические интоксикации, в особенности алкоголизм;
  • инфекционные поражения головного мозга или его оболочек (энцефалиты, менингиты);
  • острые и хронические нарушения мозгового кровообращения, в том числе инсульты;
  • злокачественные и доброкачественные опухоли в полости черепа;
  • родовые травмы;
  • паразиты, развивающиеся в структурах головного мозга: эхинококк, свиной цепень;
  • нейродегенеративные заболевания (болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, болезнь Пика);
  • гормональные сбои, особенно недостаток тестостерона;
  • нарушения обмена веществ и т.п.

Бывают случаи, когда причину появления эпилепсии так и не удается выявить. В этом случае заболевание называют идиопатическим.

Физическое и психическое здоровье

Изначально у шизоида много мелких или более существенных телесных несовершенств, которые обусловливают его комплекс неполноценности. Это близорукость, астигматизм, неправильный прикус, плоскостопие, плохая кожа, худоба, анатомическая диспластичность, дизартрия, гнилые зубы, вегетодистония и т. п.

Сон, как уже упоминалось, у шизоидов часто инверсирован: спят днем, работают ночью. Днем шизоиды испытывают сонливость: дневная деловая жизнь требует больших затрат энергии. А ночью требования жизни минимизируются, и шизоидам хватает их малой энергетики, чтобы много работать — читать, писать, думать. А если не удается поменять режим работы на ночной, то ночью к бодрствованию трудно перейти даже при необходимости. И если продолжить тему «телефон», то шизоид обычно не реагирует на ночные телефонные звонки, если они не касаются работы. Но и на важные звонки отвечает невпопад — он сонлив (если только не сидит ночь над текстами). А если сидит, пишет, но не для того ведь, чтобы отвечать на звонки. Тогда может и не взять трубку или отвечает с неудовольствием.

Шизоид не умеет готовить. Если он живет в семье и его кормят, то он не слишком разборчив в еде, не гурман, не придает значения тому, насколько вкусно приготовлено: это же не духовная пища. Вкусненькое любят истероиды. Если он один, то питается всухомятку, а это — гастриты и язва.

Шизоиды спиваются и впадают в хронический алкоголизм. Они спиваются и в одиночестве, и в компании интеллектуальных собутыльников.

Из неврозов для них характерны неврастения (вялость, слабость, нарушения сна, раздражительность, головные боли) и ипохондрический невроз (ему кажется, что он болен чем-то серьезным, проверяется), в особенности в период, когда вся научно-популярная медицинская литература была напичкана высказываниями о вреде онанизма. Все искали тогда у себя симптомы последствий онанизма, но шизоиды — больше всех. (Подробнее об этом в «Лабиринтах общения» — «АСТ-ПРЕСС», 2002.)

Симптоматика в детские годы

Родители должны обратить внимание на следующие особенности поведения. Сначала ребенок слишком усердно наводит порядок в комнате, расставляет все игрушки по своим местам

Потом он проявляет излишнюю нервозность, вспышки злости, которые могут показаться обычной обидой. Особого внимания заслуживает проявление жестокости в отношении животных, домашних растений.

Ребенок способен уж слишком яростно отстаивать собственную позицию, активно споря со взрослыми. Не стоит путать со вполне закономерным кризисом «Я сам», который расцветает именно в три года. Помните, что грамотная коррекция поведения ребенка поможет ему в более зрелом возрасте.

Этимология

Не будем путать эпилептоида с эпилептиком, как не путали паранойяльного с параноиком. Эпилептик и параноик — психически больные люди. На всякий случай скажу для непосвященных, что есть гении и среди эпилептиков, и среди параноиков, так что не следует снисходительно улыбаться по их поводу.

Великий психиатр и философ Карл Ясперс вообще считал психопатологическую психику иной формой существования психики, инобытием психики, другим, но равноценным ее состоянием.

И в самом деле, наши сновидения, например, для нас во сне равновелики по отношению к нашему реальному самосознанию. То же и с психопатологическими состояниями. Так что давайте не будем. Но все же и путать не будем, как я уже сказал, эпилептоида с эпилептиком.

Мы обсуждаем все психотипы в основном в рамках нормы. Помните о «рисунке личности»? Но надо иметь в виду, что представители психотипа могут оказаться акцентуантами и даже психопатами.

Почему же все-таки эпилептоид сходно звучит с эпилептиком? Эпилепсия проявляется в судорожных припадках, а эпилептоид взрывчат — тоже вроде бы припадки гнева. Эпилептоид бывает злобен, как эпилептик, злопамятен, как эпилептик, скрупулезен, как эпилептик… Конкретен, как эпилептик. Но, во-первых, только именно как, а во-вторых, главное, у эпилептоида нет эпилепсии. В этом и заключается существенное различие.

Сочетание психотипных черт

Обычно при изложении материала на занятиях со стороны слушателей постоянно звучит вопрос: «А как насчет комбинации психотипных черт? Ведь нет же совсем «чистых» паранойяльных, истероидов, шизоидов…» Конечно нет. Я все время напоминал про соотношение 66:33.

У каждого человека есть мышление, память, эмпатия… Но они имеют и свои психотипные особенности. Способность к теоретическому мышлению у шизоида выражена на 66, а у гипертима — на 33. Эмпатия же у шизоида выражена на 33, а у сен-зитива — на 66. Но ведь черты могут воспитываться. У шизоида может быть улучшена эмпатия, а у гипертима — теоретическое мышление, То есть могут быть воспитаны черты другого психотипа. Можно сказать, что есть психотипный радикал и воспитанные «насадки».

Какие психотипные черты с какими сочетаются? Мои наблюдения таковы: паранойяльные черты могут дополняться эпилеп-тоидными, истероидными, шизоидными, но не гипертимными, не сензитивными, не психастеноидными. И объяснять это тем, кто уже прочитал книгу, практически не надо. Эпилептоид же в каких-то жизненных ситуациях может становиться паранойяльным. Но ему не подойдут никакие другие дополнительные оттенки: ни гипертимные, ни шизоидные, ни истероидные, ни психастеноидные.

Гипертим есть гипертим, его вряд ли с кем спутаешь.

Истероид! А вот этот может выглядеть отчасти и как любой другой психотип. Истерия, как говорили старинные психиатры, великая симулянтка. Вот если бы только не тотальная де-монстративность, которая и выдает истероида с головой. Но не только по линии «симуляции» у истероида появляются «неис-тероидные черты». Я наблюдал и трансформации. Стареющая истероидка не вдруг, а постепенно, медленно, но верно набирала эпилептоиДные (положительные и отрицательные) черты. А бывало, что и паранойяльные. Крарота увядает, а жить чем-то надо.

Шизоид приобретает паранойяльные черты, если, увлекшись процессом творчества, достигает результатов, которые ценятся людьми.- Тогда он становится более целеустремленным. Учтем и то, что шизоид может взять что-то и от истероида. Если эта «истероидизация» «топорная», то плохо будет всем. А это, увы, случается нередко.

Любая развитая личность имеет свой «радикал», но в то же время многое берет и от других психотипов. Вот и шизоид «параной-ялизируется». У паранойяльного возникает что-то истероидное… Но это наработанное, благоприобретенное, нажитое. Это затрудняет диагностику, но зато делает личность более продуктивной, более адаптивной. Все же констатируем, что «радикал» есть.

Кто такой эпилептоид?

Эпилептоидность (как и прочие виды акцентуации) на самом деле способна спровоцировать ряд трудностей. Когда для эпилептика характерны судорожные припадки, то эпилептоиду свойственны припадки гнева. Также как и приступ эпилепсии, они бывают заметны всем или протекать в скрытой форме. Яркость агрессии варьируется индивидуально и в зависимости от ситуации: это может быть молчаливое раздражение или полноценные приступы ярости, когда мужчина или женщина, могут разбивать в руке стакан, плотно сжав его пальцами.

Раздражение, злобу, бешенство, жестокость, обиду, гнев можно приписать к числу постоянных и назойливых спутников эпилептоида. Он будет сердиться при выходе из дома, по дороге за рулем на работу, когда зайдет в офис, вернется домой, будет злиться на себя и окружающих. Данная характеристика постоянного состояния может вылиться в инфаркт или инсульт, ведь даже если взрыв не проявляется внешне, то он все равно есть.

В итоге личность с эпилептоидным типом акцентуации постоянно сталкивается с опасной системой: импульс агрессии – пауза, импульс агрессии – снова пауза, и так постоянно. Такого человека можно охарактеризовать как взрывчатого, но сдержанного, сдержанного, но взрывчатого. Данная тенденция агрессивных импульсов настигает человека ежедневно, поэтому это хорошо выматывает. Снизить агрессивность в данной ситуации поможет работа над собой – аутотренинги или сеансы с психологом. Также в этом случае могут помочь частичный или полный переход на вегетарианство, йога, дзен и прочие увлечения.

Эпилептоиду свойственна привязанность и вязкость характера. Ему сложно переключиться, отвлечься, проблематично принять критику или найти альтернативу. Однажды попавшая и пустившая корни в понятной и здравой логике эпилептоидной личности идея не ⁹покидает его голову, подталкивает снова и снова к ней вернуться, дополняется новыми данными, сохраняя свою нерушимость.

Эпилептоид продолжает верить до упора, трудиться ради своей идеи даже тогда, когда другие бросили это дело, постоянно стремясь к успеху за счет максимального упорства. Также такому человеку свойственен педантизм, настырность и терпение. Он постоянно продолжает находить способы достижения цели, отступит только самым последним. Именно поэтому данный характер полезен в карьере и саморазвитии. При этом эпилептоид ищет, где ему стоит «завязнуть», чтобы бесперспективное дело не стало пустой тратой времени, и он мог в дальнейшем гордиться собой.

Если у вас нет такой способности упорно идти к цели, как у описанного типа личности,  пройдите «Курс на целеполагание» от Викиум.

Отсутствие целей

То, что шизоид не наводит порядок, а плывет по воле волн своей творческой стихии, тесно сопряжено и с тем, что он не ставит перед собой целей и не достигает их. Ему что-то кажется интересным — он этим занимается. Это «что-то» может оказаться продуктивным, тогда он напрягается и ставит некую задачу. Какие-то мелкие цели он все же ставит, нельзя же совсем без них, но не большие долгосрочные цели. По сравнению с паранойяльным шизоид человек вовсе безвольный. Даже по сравнению с истероидом он существенно менее волевой.

Шизоиды не вырабатывают программу действий, а творят себе свободно, как бог на душу положит. Шизоида интересует процесс, а не результат. Он может копаться в теме, в книгах, в бумагах, в проводках, комбинируя, перестраивая, любуясь, делая выписки, теряя их, снова воспроизводя, и забывает при этом о времени.

Для дифференциального диагноза напомним: психастеноиды мучаются и долго не могут выработать программу действий. Истероиды и эпилептоиды придерживаются программ, выработанных другими людьми, причем истероиды мечутся от программы к программе, а эпилептоиды консервативно придерживаются раз и навсегда выработанной программы.

Если шизоид не ставит перед собой целей, то тем более он не берет на себя миссию мессии, как это делает паранойяльный. Ему так спокойней, и возле него поэтому спокойней.

Можно сказать даже, что у шизоида (как и у гипертима) поведение не волевое, а полевое, его деятельность зависит от того, что попадает в поле его внимания. У истероида оно все-таки уже волевое, у эпилептоида определенно волевое, а у паранойяльного и того больше.

Религия

Гипертим не религиозен по природе. О Боге вспоминает, когда об этом заговорят. Он, в сущности, безразличен к религии, ее догмам и теориям. Это о нем сказано: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». В религиозной общине он может выполнять и какие-то церковные функции.

В монастырях — это поддержка быта, трапезная, любая плотницкая работа. Но одновременно — чревоугодничество с обжорством, сексуальная невоздержанность и конфликты с иерархами.

Гипертим — это типичный поп-расстрига. А ушел из монастыря — может по дешевке отпустить грехи. Он легко вписывается в «чужой монастырь», но всегда нарушает его устав, не призывая к смене власти в нем, просто нарушает, и все. За это его выгоняют из общины, из секты.

Его часто морочат разные эзотерические авторитеты. Наврут, что кофейная гуща предсказывает судьбу, а гипертимы верят и выкладывают деньги. Они лохи по определению. Но и сам гипертим может поучаствовать в разного рода жульнических аферах, организованных плутоватыми истероидами, а то и сам организовать по образу и подобию виденного свой «лохотрон».

Порядок

В главке об энергетичности я сказал, что шизоиду не хватает сил навести порядок на собственном столе и в квартире. Продолжим эту интересную тему шизоидной психологии.

Из-за слабой энергетики у шизоида накапливаются архивы.

Вот истероидка — та устраивает агрессивную чистку архивов, при этом разорвет и выбросит в корзину ненужные бумаги. Паранойяльный, напомним, относится к каждой своей мысли как к сверхценности, но время от времени перебирает свои архивы и кое-что складывает в более далекие углы.

А у шизоида новые материалы кладутся поверх более ранних. И вот уже на столе для сегодняшней работы осталось лишь крохотное пространство между стопками бумаг, где он кое-как умещает нужный материал, над которым сейчас работает. Но в этом видимом хаосе он неплохо разбирается. Он помнит, где что лежит, под какой кипой какая папочка. Слой пыли не мешает ему найти необходимый документ. Но слой пыли не вытирается, даже если этот документ разыскивается под этим слоем.

Шизоид редко использует интероргтехнику. Карандаш и бумага — вот и все, что ему нужно. Сейчас, правда, прибавился компьютер, но этим все и ограничивается. У паранойяльного обыкновенно интероргтехники много, у эпилептоида — чуть поменьше, а у шизоида — карандаш, и тот плохо заточен.

Шизоид не наводит порядок на чужом столе, но и вторжения на свой стол не терпит — в основном потому, что после этого вторжения он вообще ничего у себя не найдет. Можно сказать, что у шизоида свой «беспорядочный порядок». Это беспорядок для стороннего глаза. А для самого шизоида, хозяина беспорядка, в этом беспорядке все на своем месте. Причем, благодаря цепкой памяти, он отлично помнит, что где лежит. Для сравнения напомним, что эпилептоид любит просто порядок, а гипер-тим — просто беспорядок, а вот у шизоида свой «беспорядочный порядок». При этом у гипертима беспорядок не интеллектуал и-зированный, а «бесшабашный».

Стол — это не только для примера. Имеется в виду письменный рабочий стол — важная деталь в жизни шизоида, так как там сосредоточена вся его интеллектуальная деятельность. Впрочем, «беспорядочный порядок» не только на столе: если вы заглянете в шкаф, обнаружится та же картина. Но шкаф — это громко сказано. Чаще всего вещи лежат вокруг шкафа, разбросаны по квартире. Один истероид сказал о своем друге-шизоиде, что у того ко всем нужным предметам типа телевизора или компьютера между грудами вещей проложены тропинки.

Грязная посуда у шизоида свалена в раковину и не моется, пока еще есть хоть одна чистая тарелка. Но если и одной-единственной чистой тарелки нет, то вся посуда все равно может не мыться, а моется лишь одна тарелка, одна чашка, чтобы можно было поесть, а то, бывает, из груды грязной посуды берется менее грязная и используется снова.

Справедливость

Эпилептоид пусть несколько меньше, чем психастеноид, но все же любит справедливость. И любит наводить справедливость. Ведь справедливость — это порядок. Но эпилептоид очень прямолинеен в своих поисках справедливости, не чувствует нюансов (психастеноид чувствует). Ему трудно дается разрешение противоречий, трудно даются компромиссы. Поэтому противоречия часто перерастают в бурные конфликты: эпилептоид старается сдержаться, но это стоит ему большого труда, особенно если вопросы объективно острые. Это бывает опасно.

Сего точки зрения, иногда преступника надо расстрелять на месте, были бы два свидетеля. А то, что свидетели могут быть подставными, он задумается только тогда, когда ему это подскажут в ходе полемики. За убийство, по его мнению, надо казнить. А то, что убийство может быть совершено в ответ на другое преднамеренное и неоправданное убийство, это тоже не сразу приходит ему в голову.

Множество эпилептоидов пошло вслед за большевиками осуществлять диктатуру пролетариата, не задумываясь, что другие люди тоже должны иметь право голоса. Эпилептоидам следует не забывать об этом в своем рвении к справедливости и проводить глубокий нравственно-психологический анализ своей позиции.

Дружба

Но эпилептоиды и просто верные товарищи. Дружба у них крепкая. Они могут дружить с горшка и до гроба. Часто дружба у них военная, окопная: афганцы или ветераны Великой Отечественной. Эпилептоиды друзей не меняют, не изменяют им, в отличие от гипертимов и паранойяльных. Жене изменить могут, другу — нет. Если друг совершает подлость, изменит в дружбе, для эпилептоида это драма. Во что же тогда вообще можно верить? Они помогают друг другу в беде, в радости, в продвижении по службе.

Эпилептоиду более, чем другим психотипам, подходит пословица «старый друг лучше новых двух». Для сравнения напомним: паранойяльным подошла бы инверсия этой пословицы: «новый друг лучше старых двух». Эпилептоиды дружат избирательно. Они с трудом сходятся с новыми людьми. Это им подходит известное стихотворение Омара Хайяма:

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Одну лишь истину запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Но если требует дело, то и сойдутся. Эта дружба основана на верности идеалу, делу, вождю. Общение с друзьями, однако, в силу занятости случается нечасто: по делу, по праздникам. Но тогда к этому специально готовятся: хороший стол, выпивка, чтобы торжественно отметить встречу.

Одежда

Во введении мы, упомянув о шизоиде, сразу обратили внимание читателя на то, что у него может болтаться на двух нитках пуговица. Это важная деталь, потому что плохо пришитая, болтающаяся пуговица быстрее бросается в глаза, чем, например, просто вышедший из моды пиджак

Но приглядимся к пиджаку шизоида, и то, что не бросилось сначала в глаза, начнет мозолить их. Пиджак чуть-чуть сел от химчисток, а хозяин его чуть-чуть располнел, и вот теперь пиджак плохо сходится на животе, а нитки, которыми пришита пуговица, растягиваются, перетираются, и пуговица уже висит на двух нитках. Чтобы она не отлетела, он пиджак не застегивает. Но пуговицы могут разболтаться и на брюках, тогда, если даже он не забыл застегнуть ширинку, впечатление, что она расстегнута. Брюки сели, из-под них видны щиколотки, на коленях — пузыри: Рубашка тоже давно вышла из моды и хотя еще не истлела, но от стирок уже утратила товарный вид, пожелтела. Воротничок около шеи поистерся. Пуговицы на рубашке стали хрупкими и тоже пожелтели, какие-то сломаны. Ботинки стоптанные, нечищеные.

В целом шизоид к одежде безразличен и отстает от моды лет на десять.

Что такое профайлинг

Согласно определению в психологии, профайлинг — это умение составить психологический портрет и предугадать действия человека по особенностям его поведения. К ним относятся эмоции, психические реакции, речь, мышление, мимика, жесты, внешний вид и т. д.

Выражение «профайлинг» произошло от английского «profile» (профиль) и обозначает профилирование. Если сказать простыми словами, то это изучение модели поведения конкретного человека с целью определения его типа личности и психологических особенностей.

Интересно, что разные вариации профайлинга используются уже на протяжении нескольких десятилетий. Взять хотя бы тесты на определение типа личности, в которых оценивается поведение, черты характера и другие параметры. Кроме того, такой способ изучения человека незаменим в сфере безопасности и медицине.

Об искусстве профайлинга было известно много лет назад. Это умение основывается на трудах таких великих ученых:

  1. Карл Густав Юнг — разработал свою теорию архетипов человека.
  2. Зигмунд Фрейд — изучал методы психологической защиты.
  3. Альфред Адлер — посвятил время изучению образа жизни отдельных людей, а также его влияния на общение с окружающими людьми.
  4. Карен Хорни — проводила исследования в области поведенческих стратегий и их зависимости от воспитания, общения с родителями и т. д.

Изначально основы профайлинга нашли свое применение в криминалистике. С помощью его техник специалисты составляли психологический портрет преступника. Он помогал не только понять, что он за личность, но и предугадать его дальнейшие действия. С 1985 года подобные методы изучения человека широко используют спецслужбы, чья главная задача — найти и обезвредить террористов, мошенников и прочих преступников.

Еще одна сфера применения — авиаперелеты. Пассажиров осматривают во время предполетного осмотра, а после за ними наблюдают. Это отличная возможность найти тех, кто представляет потенциальную угрозу для остальных пассажиров, и обезвредить их. Первая компания, которая воспользовалась этой техникой, — Эль-Аль (аэропорт Бен-Гурион). Сотрудники проходят специальное обучение профайлингу.

Цели

Главная цель — обеспечение безопасности. Профайлеры составляют портрет опасных преступников или выявляют тех пассажиров самолета, которые склонны к совершению теракта. Именно поэтому еще полвека назад полученные специалистами данные были закрытой.

Сегодня ситуация изменилась. Каждый день людей пытаются обмануть мошенники, средства массовой информации, друзья и знакомые, родственники. Профайлинг помогает вовремя увидеть эти попытки.

Заключение

После тщательного ознакомления с позитивными и негативными чертами личности эпилептоидного типа, можно с уверенностью сказать, что эти люди являются отменными сотрудниками. Они исполнительны, трудолюбивы, настойчивы, изобретательны. Гипертрофированная педантичность также может пригодиться.

Они довольно хорошие партнеры в семейных отношениях и в дружбе. Они смогут проявить свои истинные «мужские» черты в заботе о близких, родных и друзьях.

На фоне общего благополучия, эпилептоид все же будет досаждать супругу всевозможными мелкими придирками. Мелочность, вспыльчивость и гипертрофированное желание руководить всем и всеми нужно научиться воспринимать, как черту человека, уживаясь с его «внутренними демонами».

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.