Закон г. москвы от 07.10.2009 n 43 (ред. от 30.04.2014) «о психологической помощи населению в городе москве»

Алан-э-Дейл       10.11.2022 г.

[править] Психолог. Требования, предъявляемые к психологу

Психолог – лицо, непосредственно оказывающее психологическую помощь и отвечающее требованиям, предъявляемым настоящей статьей. При осуществлении деятельности по оказанию психологической помощи, требующей получения соответствующего специального разрешения (лицензии), психолог должен соответствовать также иным требованиям, предусмотренным законодательством о лицензировании.

Психолог оказывает психологическую помощь в качестве индивидуального предпринимателя либо работника субъекта, осуществляющего деятельность по оказанию психологической помощи.

Психологом может быть лицо:

— имеющее высшее психологическое образование;
— имеющее высшее медицинское образование с квалификацией врач-психолог, медицинский психолог, клинический психолог;
— имеющее высшее педагогическое образование с квалификацией психолог, педагог-психолог, практический психолог в системе образования;
— имеющее ученую степень доктора или кандидата психологических наук;
— прошедшее переподготовку на уровне высшего образования по специальности практическая психология, медицинская психология, психология.

Не допускаются к непосредственному оказанию психологической помощи лица, указанные в частях третьей и четвертой настоящей статьи, которые:

— имеют судимость за совершение умышленного преступления против человека;
— ранее выполняли воспитательные функции и были уволены за совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением такой работы;
— состоят на учете в психоневрологическом и (или) наркологическом диспансерах.

ПЕРЕЧЕНЬ ОБОРУДОВАНИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА (ПРИМЕРНЫЙ)

Наименование оборудования Количество предметов
1 2 3
1. Помещения и дизайн  
1.1. Помещения для индивидуальной работы площадью 14 — 20 кв.м. 12
1.2. Помещения для индивидуальной работы площадью 14 — 20 кв.м., оборудованное зеркалом Гезелла 2
1.3. Помещения для групповых форм работы площадью 30 — 40 кв.м. 6
1.4. Помещения для групповых форм работы площадью 30 — 40 кв.м., оборудованное зеркалом Гезелла 1
1.5. Помещения для терапии занятостью и клубной работы площадью 22 — 35 кв.м. 3
1.6. Конференц-зал 70 — 100 кв.м. 1
1.7. Элементы терапии средой (картины, эстампы, графические работы и др.) В соответствии с возможностями
1.8. Элементы внутреннего дизайна (облицовка стен, декоративные растения, фрески, ковровые покрытия, напольные вазы, приборы бокового освещения, жалюзи и др. В соответствии с возможностями
1.9. Процедурный кабинет 1
2. Аппараты и приборы  
2.1. Аудиокомплекс: 5 наборов:
магнитофон двухкассетный стационарный с аудиосистемами мощностью 50 — 100 вт., 5
наушники стереофонические, 10
диктофон, 5
магнитофонные кассеты для высококачественной аудиозаписи 100
2.2. Экспериментально-психологические методики лицензионные 25
2.3. Персональный компьютер (IBM — совместимый) с необходимым программным обеспечением и принтером 10
2.4. Видеокомплекс: 2 набора
видеокамера формата WHS или S-WHS 2
видеомагнитофон WHS, четырехголовочный 4
видеомонитор (переоборудованный телевизор) 4
персональный компьютер, оборудованный для монтажа видеопрограмм со стриммером и лазерными накопителями 2
видеокассеты 60
3. Медицинская мебель  
3.1. Кушетка психоаналитическая (кресло функциональное) 6
3.2. Стол для врача и других сотрудников По числу врачей и других сотрудников
4. Бытовая мебель и оборудование  
4.1. Кресло мягкое с высокой спинкой 50
4.2. Стул полумягкий 100
4.3. Стол компьютерный 10
4.4. Тумба для радиоаппаратуры 7

Следствие

Сведения, составляющие профессиональную тайну, психолог может сообщить третьим лицам только с согласия самого клиента или его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных Законом.

— Например, без согласия сведения могут представить по письменным запросам органов, ведущих уголовный процесс, в связи с проведением предварительного расследования или судебным разбирательством, по запросам руководителей госорганизаций здравоохранения, оказывающих психотерапевтическую, психиатрическую, наркологическую, сексологическую помощь, для оказания такой помощи. Также, например, научным работникам, но в форме, исключающей наличие сведений личного характера, позволяющих идентифицировать конкретного гражданина.

Разъяснения

Закон пишут законотворцы. По большей части, насколько я понимаю, это не психотерапевты и (скорее всего) люди, не обладающие достаточной собственной профессиональной экспертизой в области психотерапии — откуда бы, интересно, у них была такая экспертиза? Это означает, что при создании закона необходимо участие экспертов из области психотерапии. Правильно выбирать этих экспертов — не самая простая задача, поскольку социальная и политическая активность профессиональных психотерапевтов традиционно низкая — они занимаются другим делом. Хуже того, мой личный опыт говорит о том, что часто хороший психотерапевт оказывается не очень хорошим управленцем и, тем более, политиком. И для меня совсем не факт, что хороший менеджер или политик будет эффективен в психотерапии; уж очень разные это области: власть и психотерапия.

По этой же причине психотерапевтическое сообщество неоднородно и, по моему мнению, не консолидировано (и вряд ли может быть консолидировано, даже перед таким вызовом, как теперь).

На деле это означает: когда нет организованной системы, важна активность каждого, у кого есть силы ее проявлять.

Психотерапия — очень личное событие. Базируется на отношениях клиента и терапевта. Стандартизируется плохо. Оценивается с точки зрения эффективности — с трудом. Весьма многообразно как с точки зрения подходов, так и с точки зрения личного вклада терапевта.

Одновременно с чем мы сталкиваемся, когда говорим про закон: нужны формальные критерии, по которым можно будет «отделить агнцев от козлищ». В результате этого действия должно появиться нечто (некий орган) который будет принимать решение: «эти — психотерапевты, а те — нет». И, соответственно, такой орган будет иметь формальное право требовать выполнения стандартов, которые будут зафиксированы в законе.
Отсюда один шаг до создания структуры, заинтересованной в обучении и последующей сертификации специалистов, которые будут иметь право называться психотерапевтами. На вполне коммерческой основе.

Отсюда два шага до того, чтобы только сертифицированные психотерапевты имели доступ к оплате своих услуг за счет бюджета страхования (ОМС и ДМС). И обеспечили себе тем самым устойчивый и гарантированный доход на большой срок.

К чему все эти рассуждения? К тому, что при разумном и последовательном управлении, этот закон можно реализовать как часть вполне коммерческого проекта.

Возможности

Мне понятно, что в вопросах такого уровня сложности идеального решения не существует: всегда будут недовольные, и всегда придется решаться на исключения из правил.

И, к сожалению, демократическое решение (что-то вроде всеобщего голосования на тему) мне здесь кажется совершенно неприемлемым. Причина проста: невозможно корректно голосовать за или против того, что не понимаешь. Это примерно то же самое, как если бы всенародным голосованием принимались решения о формировании бюджета РФ на ближайшие 5 лет, или о выборе двигателя первой ступени для ракеты «Энергия». Такие решения предполагают некоторую компетентность в предмете. И, как уже говорилось, выбрать компетентных экспертов в ситуации, когда результаты деятельности достаточно трудно оценивать по формальным признакам — сложное дело.

Возможный выход может быть основан на особенности профессии.

Случайные люди в психотерапию не идут. Это, по моему мнению, довольно тяжелая работа. Следовательно, если уж человек этим занялся — ему явно это зачем-то довольно сильно нужно. Не хочу здесь распространяться на тему «зачем» подробно — тема еще более спорная, чем все написанное выше. Но я лично вполне уверен, что качество того, как работает психотерапевт, напрямую связано с тем, что он занимался своей личной терапией и супервизией своих клиентов. И в странах со «сложившейся психотерапевтической традицией» прохождение достаточного объема личной (или личной и групповой) терапии и супервизии является обязательным и ключевым требованием для сертификации.

Очевидная трудность использования этого подхода, с точки зрения создаваемого закона — терапия и супервизия должна быть пройдена у сертифицированного, «законно признанного» терапевта. А «законно признанных» на сегодня – нет, поскольку закона нет.

На деле это означает необходимость очень неудобного выбора.

Один сценарий: «нулевой вариант», когда любой, кто предоставит хоть какие-то документы (стандарта — то нет) о своем образовании, (возможно – опыте работы), и прохождении необходимого объема терапии, может быть сертифицирован как психотерапевт.

Чем это хорошо: профессиональные люди, работающие в этой области, продолжают работать, и не занимаются доказательствами того, что и так понятно.

Чем это плохо: есть риск того, что дилетанты получат документы, дающие право работать на законных основаниях (они его сейчас и так имеют).

И второй сценарий: когда кто-то («эксперты», «компетентные специалисты», «законодатели» и т.д.) примет решение в духе «конкретный социальный институт отвечает за подготовку психотерапевтов, оценку их работы и имеет исключительное право разрешать или запрещать психотерапевтическую деятельность»

Примет, так сказать, волевым образом, с любой мотивировкой, вроде «плохой порядок лучше чем вообще никакого», или «мы верим этим заслуженным людям», или «доколе еще терпеть», не важно

Чем это хорошо: создается новый понятный порядок и понятная процедура оценки и принятия решения признания квалификации «да – нет». Это позволяет отсечь часть (не всех) дилетантов от законного занятия психотерапией.

Чем это плохо: есть риск того, что некомпетентное управленческое решение (а я начал с того, что законотворцы вряд ли компетентны в психотерапии в достаточной мере, чтобы принимать компетентные решения) приведет к предсказуемым последствиям: рискам злоупотреблений полученной властью, и снижению качества терапевтических услуг.

Мое мнение: первый сценарий точно предпочтительнее второго. Мой опыт говорит о том, что когда люди пытаются управлять тем, что не очень хорошо понимают, обычно это в итоге приводит к еще большему беспорядку.

Можно ли воспользоваться опытом стран, которые уже прошли по этому маршруту, или хотя бы прошли его часть? Разумеется. Мне представляется наиболее подходящим решение, которое реализовано в некоторых «развитых с точки зрения терапевтической помощи» европейских странах.

ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВРАЧА-ПСИХОТЕРАПЕВТА

1. Общие положения

1.1. Врач-психотерапевт — специалист с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», прошедший подготовку по специальности «психиатрия» в интернатуре, клинической ординатуре, а также прошедший профессиональную переподготовку либо клиническую ординатуру по психотерапии в медицинском образовательном учреждении высшего или дополнительного профессионального образования, либо в профильных научно-исследовательских медицинских институтах в соответствии с требованиями к образовательному стандарту, типовой программой и учебным планом профессиональной переподготовки, утвержденными в установленном порядке.

1.2. Владеет современными методами диагностики и лечения психических расстройств с использованием психотерапевтических методов, теоретическими и практическими знаниями в области психиатрии и психотерапии, предусмотренными программой подготовки в соответствии с требованиями квалификационной характеристики.

1.3. В своей работе руководствуется Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», другими законодательными и иными нормативными актами Российской Федерации по вопросам охраны здоровья и настоящим Положением.

1.4. Подчиняется руководителю лечебно-профилактического учреждения или его заместителю; в методическом отношении — также главному психотерапевту органа управления здравоохранением.

1.5. Назначение и увольнение врача-психотерапевта осуществляется в соответствии с действующим законодательством.

2. Функции и задачи

2.1. Осуществляет непосредственно (является лечащим врачом) или участвует (является консультантом) в ведении пациента, определяет объем и план обследования с учетом возраста пациента, диагностических задач и рациональных методов обследования. Дает клиническую оценку состояния пациента, назначает и проводит клиническую оценку состояния пациента, назначает и проводит необходимое психотерапевтическое вмешательство, при необходимости с привлечением других методов терапии.

2.2. Осуществляет консультации при оценке неотложных состояний, при разборе сложных для диагностики и терапии клинических случаев.

2.3. Выполняет практическую работу по амбулаторному, дневному стационарному и стационарному ведению пациентов в лечебно-профилактических учреждениях, оказывающих психотерапевтическую помощь, при необходимости привлекает консультантов.

2.4. Оформляет медицинскую документацию установленного образца.

2.5. Повышает свою квалификацию по психиатрии и психотерапии на циклах усовершенствования по каждой специальности в установленном порядке.

2.6. Внедряет в практику современные программы лечения, психопрофилактики и психогигиены с применением психотерапевтических методов.

2.7. В работе и взаимоотношениях с пациентами и их родственниками придерживается этических принципов, установленных законодательными и иными нормативными актами о деятельности врачей-психотерапевтов и этическими кодексами общероссийских профессиональных ассоциаций врачей-психотерапевтов, зарегистрированных в установленном порядке.

2.8. Организует работу в рамках лечебного (в том числе психотерапевтического) процесса других специалистов (по клинической психологии, социальной работе и др.), среднего и младшего медицинского персонала.

2.9. Проводит экспертизу качества психотерапевтической помощи.

Приложение N 2

УТВЕРЖДЕНО Приказом Минздрава РФ от 16 сентября 2003 года N 438

[править] Виды психологической помощи

К видам психологической помощи в законе относятся:

Психологическое консультирование – комплекс мероприятий, направленных на содействие гражданину (группе граждан) в разрешении психологических проблем, в том числе в принятии решений относительно профессиональной деятельности, межличностных отношений, на развитие личности, ее самосовершенствование и самореализацию, а также на преодоление последствий кризисных ситуаций.

Психологическая коррекция – комплекс мероприятий, направленных на исправление (корректировку) особенностей личности гражданина и его поведения, которые приводят к психологическим проблемам.

Психологическая профилактика – комплекс мероприятий, направленных на своевременное предупреждение возможных нарушений в становлении и развитии личности гражданина и межличностных отношений, содействие гражданину в сохранении и укреплении состояния его душевного равновесия.

Психологическое просвещение – комплекс мероприятий, направленных на распространение психологических знаний, повышение степени информированности граждан о психологии и возможностях психологической помощи в целях повышения уровня их психологической культуры и качества личной жизни.

Составной частью любого вида психологической помощи может являться психологическая диагностика, выражающаяся в оценке индивидуально-психологических свойств личности гражданина и направленная на выявление психологических проблем гражданина, уточнение их особенностей.

Например

В Германии, насколько я знаю, есть стандарты, в соответствии с которыми психотерапия — это отдельный вид деятельности, и есть требования к стандартам обучения психотерапии: количество часов личной (в некоторых направлениях — личной и групповой) терапии, пройденное терапевтом, и количество часов супервизии. Ни к медицинской, ни к психологической деятельности психотерапия не относится — она является отдельной областью деятельности. В каждом направлении психотерапии есть свои требования, которые (насколько мне известно) в основном выполняются, но никто не сертифицирует специалистов с требованиями меньшими, чем определено общим законом. Итого — есть правила, они понятны и они для всех. И они (удивительно!) соблюдаются.

В Латвии, например, сегодня ситуация несколько иная. Там, насколько я слышал, идет процесс похожий на российский. И похожие (поправкой на масштаб страны и культурные особенности) сложности, и попытки централизовать процесс «доступа к профессии». С интуитивно понятными мотивами: пользоваться правом выдавать документ, утвержденный законом, и организовывать обучение для получения такого документа намного проще и выгоднее, чем собственно заниматься терапией.

Для чего я все это написал: это попытка добавить немного ясности. Ситуация, когда задача сложна, решение ее неочевидно, и это решение эмоционально значимо — очень напряженна для того, кто про задачу думает. Часть людей продолжает искать ответ, справляясь с эмоциональным напряжением — и находит его. Часть людей не справляется с эмоциональным напряжением, включает механизмы избегания, и выкидывает задачу из поля внимания (знаю это, в том числе, по себе). В этой ситуации повышение ясности может немного компенсировать работу невротических механизмов.

Лучше понимаю — меньше тревожусь — легче думать — проще принимать решения.

Речение о том, как конкретно включаться в происходящий процесс с законом о психологической помощи.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.